Экономика

Если попугая научить говорить два слова «спрос» и «предложение»,

то из него выйдет отличный экономист.

Старая шутка

Любой рынок — это баланс спроса и предложения. Или спроса на взаимно обмениваемые товары. Если на рынке продаются джутовые мешки, то можно констатировать равновесие между спросом на мешки и спросом на деньги. Точно также и сексуальный рынок — это меновой рынок взаимного спроса где товаром выступает то, что присутствует, а рынке в избытке, а валютой то, в чем рынок испытывает дефицит.

Ценность мужчин и женщин на сексуальном рынке очень сильно зависит от возраста. Человек, воплощающий бизнес-план по размножению, должен выбрать партнера физически здорового и фертильного – способного к зачатию, вынашиванию плода, рождению ребенка и содержанию его.

Мужчины фертильны практически всю свою жизнь, так как, если нет никаких проблем со здоровьем, их сперматозоиды вырабатываются постоянно. Значит, женщина, выбирая мужчину, должна ориентироваться, в первую очередь не на фертильность, а на здоровье и на способность к содержанию. Женщину интересует его здоровье в перспективе: насколько хороша у него наследственность и насколько долго проживут дети от их совместного брака. Качество самца с генетической точки зрения можно оценить лишь когда он прожил всю свою жизнь. Если ему 95 лет и он бодрячком – хороший, годный набор генов. Если же он в 35 выглядит неважно или вообще умер – плохой, не годный. Таким образом, самка, в зависимости от ее осознаваемых или не осознаваемых планов на размножение, будет считать идеальным такого самца, который уверенно стоит на ногах, имеет достаточно зрелый возраст, в котором уже должны были бы проявиться все скрытые изъяны и способен прожить еще 20-40 лет в добром здравии, чтобы успеть поставить на ноги всех запланированных детей перед тем как умереть. Исходя из этого, для любой женщины независимо от возраста, наиболее привлекательными будут внешне здоровые самцы 28-38 лет с приемлемым для этой самки достатком и положением в «иерархии стаи». Ведь, чем выше в иерархии находится самец, тем больше конкурентных преимуществ перед остальными членами стаи имеют его дети и тем больше шансов на большое количество здоровых внуков. Разумеется, с увеличением средней продолжительности жизни, «окно» максимального спроса на мужчину будет дрейфовать в сторону увеличения возраста. Во времена Ромео и Джульетты люди сходились в браке значительно раньше. Важно, что для эффективного размножения физическое присутствие отца не критично и вполне может быть заменено пассивным доходом, которым будет обладать вдова с сиротами после смерти мужа. То есть, неравному браку с богатым стариком есть вполне рациональное объяснение и молодая женщина может вполне искренне любить такого старика. Ведь любовь, хоть это и эмоция, но она имеет биологически рациональные корни. Ощущение влюбленности – это подкрепляющий сигнал сознанию от древних систем, обеспечивающих эффективное продолжение рода. Это очень легко проверить, спросив у девушки, кто ей будет больше всего симпатичен из двух близнецов, предварительно рассказав ей, что один чертовски богат, а второй – сантехник.

У женщин, которые будут заняты вынашиванием детей и ухаживанием за ними, времени на зарабатывание денег просто не будет. И, соответственно, фактор материального благополучия самки не будет участвовать в выборе самцом самки в той же самой степени, что и при выборе самкой самца. Это не важно, что в современном мире женщины вполне свободны и независимы, снабжены индустрией памперсов и детских садов и могут совмещать работу и воспитание детей. Важно, что «думает» по этому поводу древняя часть мозга, которая действует как рациональный агент на сексуальном рынке и отправляет в префронтальную кору сигналы «нравится» и «не нравится». Таким образом, самец выбирает самку фертильную и с хорошими генами.

У женщин, в отличие от самцов, существует конкретное ограниченное возрастное «окно» фертильности, когда женщина способна к зачатию. Это происходит ввиду того, что яйцеклетки у женщин не производятся постоянно, а присутствуют в ее организме от рождения. Наступает период, когда яйцеклетки просто заканчиваются[1].

То есть, у самца просто нет возможности проверить временем качественность генов самки. Когда будет понятно, что самка - потенциальный долгожитель и со здоровьем у нее все в порядке, она уже не будет способна к размножению или будет способна, но со значительным риском как для себя, так и для потомства. Исходя из этого, наибольшим спросом на сексуальном рынке обладают молодые, едва созревшие женщины, обладающие явными признаками хорошей фертильности или, как принято говорить, обладающими женскими прелестями. С возрастом ценность женщины как инструмента размножения уменьшается. Также она уменьшается при потере «хорошей фигуры» и при потере видимых признаков здоровья: волосы, кожа, ногти.

Таким образом, женщины испытывают в молодости повышенный спрос на себя от мужчин всех возрастных категорий, а с возрастом – повышающуюся конкуренцию со стороны женщин всех возрастов младше или равного собственному. Мужчины, при этом, в молодости страдают от пониженного спроса на себя, который возрастает к зрелости и постепенно спадает к старости. Именно поэтому для женщин так важен фактор времени и именно поэтому во многих культурах успех женщины измеряется тем, насколько она «успела выскочить замуж», обставив конкуренток на сексуальном рынке.

На спрос влияет также и количественный фактор – простое численное наличие того или иного товара на рынке. У людей мальчиков всегда рождается больше чем девочек. Однако мальчики и чаще умирают. К возрасту вступления в брак численность представителей полов приблизительно одинакова, а к 30-35 годам количество мужчин заметно сокращается. В этом виновата специфическая генетика полов. Но на количественные показатели доступности мужчин влияют еще другие факторы. Та же специфическая генетика формирует большой разброс качественных параметров среди мужчин. У мужчин больше, чем у женщин, гениев и умственно отсталых. Среди мужчин больше, как и атлетов так и уродов. Среди мужчин больше и уголовников, и профессоров университетов. Среди мужчин больше бомжей и миллиардеров. При этом, средние по популяции показатели ума, здоровья, социализации и достатка у женщин и у мужчин приблизительно равны. Разумеется, что преступники, сидящие в тюрьме, умственно отсталые, уроды и бездомные вообще не участвуют в рынке и выбор для женщин сокращается. Также существует ряд социальных факторов, начиная от алкоголизма и заканчивая службой в армии, которые выводят из сексуального рынка значительную часть мужчин. А оставшиеся, в небольшом количестве, более-менее нормальные мужчины стремительно расхватываются конкурентками так, что к 30-35 годам найти одновременно достойного и неженатого мужчину, который бы еще обратил на нее внимание, женщине крайне трудно.

Не на руку женщинам играет и традиция моногамии, укоренившаяся во многих обществах и изобретенная, судя по всему, мужчинами. Ведь именно в условиях моногамии каждому мужчине обеспечена женщина, при этом, в условиях полигинии каждой женщине обеспечен мужчина. В обществах, практикующих многоженство, существует очень много холостых мужчин, исключенных из естественного отбора и проигравших битву за передачу своих генов в будущие поколения. В моногамных обществах, напротив, существует очень много одиноких женщин. И в этих условиях уже женатые мужчины могут приобретать себе новых сексуальных партнеров, не неся при этом никаких обязательств, так как такие отношения находятся за гранью норм и обычаев и, как правило, секретны. В современном урбанизированном обществе практически нет женщин, которые ни разу не имели сексуальных контактов с женатыми мужчинами. При этом, что интересно, каждая из них ни за что не хочет иметь дело с «женатиками».

Если бы мужчин не ограничивали административными рамками брака, и они могли бы свободно состязаться за женщин, стараясь, каждый по-своему, осеменить как можно больше самок, то тогда все самки были бы задействованы, причем неоднократно и могли бы получать определенные привилегии и преимущества от такого состояния дел. Однако, при таких правилах игры, женщина не способна каким-либо образом мотивировать мужчину содержать ее и рожденных ею детей. Мужчина не уверен, что это - его дети.

В полигинных обществах мужчины, вступая в отношения со многими женщинами, облагаются определенными обязательствами по их содержанию и по содержанию будущего потомства. И именно в полигинных сообществах получается парировать дефицит достойных мужчин и выдать замуж всех достойных женщин.

Но полигиня противоречит идее равенства полов. Научно технический прогресс и рост благосостояния общества позволяют женщине быть полностью равной и по возможностям, и по потребностям мужчине. Женщина уже не безвольное существо, не кухонный комбайн с сексуальной функцией, а полноценный партнер в браке. Мужчина, при этом, тоже уже не альфа-самец с серебристой гривой, а ресурс, нуждающийся в правильном управлении. Но пока крепки моральные устои в головах женщин и мужчин и существует, видимо, наиболее справедливый в современных условиях, институт моногамного брака, мы будем наблюдать избыток качественных или, вернее сказать, достойных женщин и дефицит качественных, вернее, достойных мужчин.

И, если в обществе существуют какие-то моральные нормы о семье, браке, детях, рожденных в нем, то женщина, если она принимает во внимание эти устои, становится жертвой этого общества, вынужденной выходить замуж не за самого лучшего мужчину, а за того, который подвернется и, при этом, очень качественно убеждать себя, что он – самый лучший или, как минимум, не хуже других. Такой брак имеет большие шансы распасться, что переводит женщину в категорию "разведенки" или "разведенки с детьми". Но нельзя сказать, что женщина вела себя не правильно. У нее просто не было ни времени, ни возможности продавать себя тому, кому нужно. Возможно, она была рада, что ей вообще кто-то, наконец, сделал предложение.

По сути

• Мужчины и женщины по разному оценивают возраст потенциального партнера.

• В условиях избытка предложения женщин и дефицита предложения мужчин, покупателями, обладающими правом выбора, становятся мужчины, а продавцами, которые рады своим клиентам – женщины.

• Современное общество не лишено дискриминации женщин, вызванной скорее техническими, статистическими и экономическими чем сексистскими причинами.

`

Иллюзия спроса

Мурка, в чём же дело, что ты не имела?

Разве я тебя не одевал?

Шляпки и жакетки, кольца и браслетки

Разве я тебе не покупал?

Считается, что на любых рынках существует некий баланс спроса и предложения, который формирует устойчивую цену на тот или иной товар. Продавцы, наблюдая спрос, варьируют цену на товар. Покупатели, рассматривая предложение, отказываются от покупки или соглашаются с ценой. Интуитивная рыночная картина, которая рисуется в теории выглядит подобно деревенской ярмарке. Все продавцы в курсе дел друг друга, все видят всех потенциальных покупателей или совокупный спрос и могут оценить совокупное предложение. Продавцы продают много и часто. Покупатели постоянно потребляют.

Но в реальных рыночных условиях информационный обмен между участниками затруднен, мало того, сами участники рынка предпринимают усилия для того, чтобы сохранить результаты своей деятельности и свои знания о рынке в тайне. Также, на рынках, близких к конкурентным, на которых присутствует очень много как продавцов, так и покупателей, информационный обмен между участниками не влияет на принимаемые участниками рынка решения, если, конечно, это не сговор.

Рассмотрим теперь рынок, на котором присутствует множество участников, но продавцы не обладают опытом работы на этом рынке – количество сделок, которые они способны совершить за все свое время нахождения на рынке крайне мало. Например, каждый продавец выступает с одним единственным товаром и, продав его, надолго уходит с рынка. Точно также и покупатели ограничены в количестве сделок и, точно также, в большинстве случаев, совершив покупку, уходят с рынка и в ближайшей перспективе не влияют на структуру спроса и предложения. Рынок сохраняет свою емкость за счет новых и вернувшихся после длительной паузы продавцов, а свою покупательную способность за счет новых и вернувшихся после длительной паузы покупателей. Потенциальные продавцы и покупатели, при этом, способны наблюдать за рынком.

На таком рынке продавцы не способны менять цену на свой товар в зависимости от актуального спроса – у них нет возможности для ценового маневра – количество товара, которым они обладают крайне мало. Также покупатели не будут способны оценить адекватность цен и варьировать свой спрос в зависимости от текущей цены. Если бы они покупали бензин или чулки, то цена, которую они платят, определяла бы количество товара, которое они готовы потребить. Но в нашем, воображаемом, рынке такого нет – покупатель имеет возможность потребить товар раз-другой и покидает рынок. Он или способен заплатить или не способен. Также, ценовое предложение покупателей никак не влияет на возможное предложение продавцов. Товар ограничен и, вне зависимости от цены на него, поставок больше, чем есть на сейчас, нет. То есть, присутствует крайне низкая, если не нулевая, мгновенная ценовая эластичность предложения.

Каким образом ведет себя покупатель на таком рынке? Он подходит по очереди к каждому продавцу, выясняет характеристики товара, запрашивает цену, говорит «я подумаю» и идет к следующему продавцу. Что наблюдает продавец? Продавец наблюдает, что к нему за товаром пришли вообще все покупатели, которые были на рынке. Не имея возможности оценить реальный спрос, он оперирует такими вещами как потенциальный спрос. Он начинает рассматривать весь рынок как такой, который имеет спрос именно по отношению к его товару. Что делает продавец? Правильно – повышает цену.

Покупатели, в свою очередь, не приобретающие товар, но наблюдающие за рынком, видя, как продавцы один за другим поднимают цену, переосмысливают мотивацию приобретения товара и используют товар не по прямому назначению, а как инвестиционный инструмент, тем самым еще более повышая как актуальный, так и потенциальный спрос. Рынок наполняется не только покупателями-потребителями, но и покупателями-инвесторами. Продавцы же, в условиях постоянного роста цены на товар, еще больше поднимают его стоимость, так как для них расставание с товаром уже означает и расставание с инвестиционным активом, который мог бы принести в будущем еще большую прибыль. Цены на товар растут с ускорением. Спекулятивный спрос также возрастает все больше, а покупатели-потребители уходят с рынка, так как предлагаемая за товар цена становится выше чем цена товара-заменителя.

Покупатели-инвесторы, приобретя товар, рано или поздно должны его продать с прибылью, иначе смысл инвестирования теряется. С каждым оборотом спекулятивного маховика на рынке появляется все больше продавцов-инвесторов. Практически объем товара, выставленного на продажу продавцами-инвесторами растет так же, как и объем рынка в целом, но с некоторым отставанием – гистерезисом. В этой ситуации стоит только рынку, по каким-то внешним причинам, чуть-чуть перестать расти с ускоряющимися темпами, как волна продавцов-инвесторов догоняет волну покупателей и захлестывает ее. Продавцы инвесторы становятся не способы реализовать свой товар так как продавцов стало больше чем покупателей. Товар теряет сначала ликвидность, потом, с отставанием, стоимость. Спекулятивный пузырь схлопывается и все процессы идут точно также, но в обратном направлении.

Таким образом часто ведет себя рынок недвижимости. Подобные пузыри характерны для рынка труда, особенно в случаях трудоустройства спортсменов, артистов или моделей – в случаях уникальности «товара». И, что интересно, точно таким же образом ведет себя и сексуальный рынок. В статье «Активная жизненная позиция» было показано, что женихам имеет смысл свататься ко всем приемлемым невестам подряд. С точки зрения невесты выходит, что к ней сватаются все. Она начинает думать, что она – звезда, любима всеми и вообще она – подарок судьбы и любить ее надо только за то, что она вот такая есть. Ее встроенная система оценки количества потенциальных женихов дает сбой и она, инстинктивно решая “задачу о разборчивой невесте”, позволяет себе отвергнуть большее число потенциальных женихов, чем стоило бы. Невеста, другими словами, начинает поднимать цену на себя. Она отказывает менее перспективным, с ее точки зрения, молодым людям. Она не принимает как должные знаки ухаживания подарки ниже определенной стоимости. Она начинает смотреть на мужчин свысока и с презрением – их много, они все одинаковые… И, когда она все-таки решает выйти замуж, оказывается, что вся армия ее ухажеров давно переженилась на более сговорчивых девушках, а сама она ничего, кроме «папика», который победил в этой гонке и который теперь ее содержит, не имеет. Если, “папик”, конечно есть, так как сам “папик” скорее выберет себе молодую модель, чем просто хорошую девушку.

«Папик» в таких случаях является типичным покупателем- инвестором, а не покупателем-потребителем. Покупатели-потребители, то есть, потенциальные мужья-семьянины, просто отказываются платить за доступ к генам этой женщины заказанную ею цену. Богатый «папик», при этом, четко осознает, что у него на руках находится постоянно дешевеющий актив и потому покупать, то есть жениться, он не хочет и его устраивает «аренда» или, как любого инвестора, временное владение: Подарки в обмен на секс и присутствие с дамой в публичных местах. Когда придет срок – он предыдущую даму выбросит и заведет себе новую. Штамп в паспорте или наличие общих детей роли не играет. На развод или другой способ избавления от надоевшей жены денег хватит. «Папику», при этом, важно, чтобы товар, который он снова арендует, был высокой стоимости. Ценовой порог, выставленный продавцом товара, гарантирует, что товар не будет находиться одновременно в аренде еще кем-то. Слишком мало желающих платить такие деньги. Также, высокая цена на товар, переводит его в разряд роскоши, что важно для подчеркивания социального статуса теми людьми, которые стремятся его получить.

Женщина-звезда, назовем ее так, получая подарки от «папика», страдает специфическим смещением стратегии поведения. Сам прием подарков женщиной от мужчины – нормальное и природное явление. Это и стратегия поощрительного секса, и оценка возможностей потенциального супруга по снабжению семьи материальными ресурсами. Однако, процесс приема подарков, в общем случае, не является целью, а есть лишь средство для достижения истинной биологической цели – эффективного размножения.

Само восприятие мужчины как инвестора логично, целесообразно и естественно, если речь идет об инвестициях, направленных на выращивание и воспитание совместных детей. Но часто, снова-таки, из-за сдвига стратегии поведения, женщины, “автоматом”, начинают видеть в мужчинах решения своих собственных материальных проблем, но не понимают, при этом, чем именно они сами вообще могут быть полезны мужчинам. Женщины хотят замуж потому, что им нужна квартира, машина или потому что мало денег (а еще и ребенка от предыдущего брака кормить надо), а не потому, что им хочется вместе с этим мужчиной вырастить качественное потомство. Найдут ли они для себя такое решение? Будут ли счастливы?

Точно такими же смещениями стратегии, которые снижают приспособленность (т. е. вероятность выживания и оставления жизнеспособного потомства) человека и (или) сообщества, к которому он принадлежит, являются все так называемые христианские «смертные» грехи: гордыня, алчность, зависть, гнев, похоть, обжорство и лень. В основе каждого из «грехов» лежит потребность, удовлетворение которой жизненно необходимо[2]. Но чрезмерное проявление поведения, направленного на удовлетворение этой потребности, лишает это поведение приспособительного значения. Как говорил древнегреческий философ Солон, «ничто не слишком».

  • Обжорство и похоть. Очевидно, что питаться и размножаться должен каждый организм. Но надо есть, чтобы жить, а не жить для того, чтобы есть. То же относится и к радостям секса. Приспособленность организма снижается, если еда или секс отнимают слишком много времени и энергии.
  • Лень – реализация универсального принципа экономии энергии. Естественно, силы надо расходовать экономно, но если любая форма поведения преследует только эту цель, то вероятность выживания данного человека или животного резко снижается[3].
  • Алчность – стремление к накоплению материальных ресурсов.
  • Зависть — стремление занять лидирующее положение в сообществе. Поведение, основанное на этих потребностях, без сомнения, улучшает приспособленность животного и человека, повышает его шансы на выживание и производство потомства. Но если удовлетворение этих потребностей становится доминантой поведения, то это уже не идет на пользу.
  • Гордыня – приоритет независимости поведения по отношению к возможности доступа к витальным ресурсам. В «грех гордыни» впадает, например, человек, который продолжает отстаивать свои взгляды, несмотря на угрозу понижения в должности, тюремного заключения или смертной казни.

Кроме “грехов”, можно увидеть явные сдвиги стратегии у родителей, не отпускающих от себя детей даже в зрелом возрасте. Можно сказать, что сдвигом стратегии является пристрастие к азартным играм. Также вреден трудоголизм и перфекционизм. Вся жизнь человека в суете и ритме мегаполиса, в погоне за деньгами и потреблением - такой же сдвиг стратегии, который приводит к вымиранию, в буквальном смысле. Все крупные города мира имеют отрицательный естественный прирост населения и рост их численности идет исключительно за счет миграции.

Все это - результат действия инстинктивных реакций, которые хорошо работают в целом по популяции в привычных для популяции условиях существования. Если инстинкты дают хороший результат в 95% случаев, а в 5% случаев они сбоят, то статистически инстинкт полезен, а 5% неправильных случаев - просто “не судьба”. Нейронные регуляционные цепи, связанные с системой вознаграждения в целом работают, но в определённых, далеких от природных, условиях, они сбоят. Вернее они не сбоят. Сбоят последствия применения этих поведенческих схем. Люди, которые проявляют сдвиги стратегий - они как раз в режиме сбоя. Как белочка, живущая в доме вместе с лохматой собакой, будет пытаться спрятать орех в ее шерсти.

Наглядный пример того, как инстинкты могут давать сбой - так называемые муравьиные круги - — природное явление, состоящее в том, что один или небольшая группа муравьёв, на первый взгляд совершенно беспричинно, начинает бегать по замкнутому кругу, постепенно вовлекая в свой бесконечный цикл всё больше и больше других муравьев. Муравьи продолжают свой бег до тех пор, пока не падают замертво, и муравьиный круг продолжает своё вращение до полного истощения, оставляя за собой полчища погибших. Предположительное объяснение феномена — феромонный след, которым муравьи некоторых видов, добывающие пищу в группе, помечают поверхность почвы во время походов за едой, с целью быстрого и эффективного путешествия к месту нахождения пищи и переноса её обратно в муравейник. С помощью парных усиков, расположенных близко к земле, муравьи воспринимают направление и интенсивность запаха, и двигаются строго по феромонному следу. В один из моментов по тем или иным причинам в муравьином алгоритме происходит сбой, и муравей начинает ходить по замкнутому кругу, вовлекая в смертное шествие своих собратьев, наткнувшихся на бедолагу. Возможной причиной сбоя является то, что рейд за едой в отдельных случаях осуществляется чересчур долго, и к возвращению муравья домой запах феромонного следа успевает рассеяться, в результате чего на половине пути муравей сбивается с курса, несколько раз поворачивает в сторону и тут же вновь натыкается на свой след. Только что выделенные феромоны пахнут сильнее всего, и муравей повторяет цикл по только что произведённой траектории. Интересно, что муравьиный круг, при взгляде сверху, очень напоминает вид мегаполиса с высоты птичьего полета, с его кольцевыми автодорогами и людьми, мечущимися по кругу в поисках счастья.

Интересно, что смещение стратегии, наблюдаемое у женщин, оценивающих свой успех по количеству и объему подарков от мужчин не равнозначно другому смещению стратегии – проституции. Если проституция — это крайность стратегии поощрительного спаривания, то содержанство это крайность стратегии приема ухаживаний от самца. При этом ни то ни другое поведение не стоит называть «греховным» или «не правильным». Так или иначе, смещения стратегий сексуального поведения в сторону от оптимального позволяют биологическому виду поддерживать собственную численность на оптимальном уровне по отношению к имеющимся в наличии ресурсам. Если человек счастлив или если у человека его поведение является вынужденно оптимальным ввиду ряда причин и обстоятельств, то никто не в праве советовать ему как себя надо вести и что делать. Человек с неоптимальной сексуальной стратегией оказывает большую услугу остальным людям тем, что освобождает место под солнцем для чужих потомков. Его не осуждать, но благодарить нужно.

При этом, любой «детке», находящейся на содержании «папика», стоит думать о том, что произойдет, когда «папик» ее разлюбит. А это, скорее всего случится. «Папику» нужны молодые и статусные самки, а «детка» так или иначе стареет и портится. Оптимальным поведением «детки» должно быть выстраивание собственного будущего. Она должна предпочитать подарки, которые обладают инвестиционной составляющей: недвижимость, металлические драгоценности, организация бизнеса, оплата обучения или трудоустройство на высокую должность в компании, не зависящей от «папика». «Детке» не нужны дорогие автомобили, особенно оформленные не на неё, ей не нужны наряды, ей не нужны драгоценные камни, которые, если что, не продашь по нормальной цене.

Бывает, что «детка» не получает «папика», а спекулятивную цену, которую она запрашивает, готов заплатить менее обеспеченный человек, который руководствуется не логикой, а страстью. Такой мужчина, согласившись на кабальный «контракт», также руководствуется смещенной стратегией: «ухаживание во что бы то ни стало», без понимания, собственно, цели ухаживания. Можно наблюдать супружеские пары, которые находятся в подобного рода отношениях. Жена считает себя подарком судьбы своему мужу и требует постоянно новых подарков, ссылаясь, при этом на опыт ее подруг, которым мужья тоже что-то дарят или, в совсем запущенных случаях, на опыт героинь статей из глянцевых журналов. Муж впрягается в ярмо и живет тем, что постоянно несет в дом подарки жене. Такой брак или распадается, или приводит к скорой смерти одного из супругов.

По сути

• Стоит принимать во внимание вероятность переоценки себя на сексуальном рынке.

• Переоценка возможна в ситуациях, когда стороны вступают в сделки, придавая им характер «редких и уникальных».

• Чтобы оценить истинный спрос на себя, стоит посмотреть, сколько человек готовы вступить с вами в брак, а не сколько сегодня улыбнулось или продемонстрировало знаков внимания.

• Важно осознавать цель ухаживания и воспри-нимать само ухаживание как средство достижения этой цели. Любые сдвиги стратегии и подмена цели средством катастрофически уменьшают шансы на успешное размножение и почти всегда не приносят счастья.

• Сдвиги стратегий появляются именно в условиях, отличных от природных. Человек не приспособлен к жизни в тесной перенаселенной городской среде, так как эволюционно развивался как общественное животное с численностью племени до 200 особей .[10],

Перемен!

Вместо тепла - зелень стекла

Вместо огня - дым.

Из сетки календаря выхвачен день

В.Цой

Отдельным разделом экономической теории является теория фирмы. Взгляды на то, почему фирма существует, были разными, как, впрочем, и само понимание того, что такое фирма, до тех пор, пока лауреат Нобелевской премии Рональд Коуз не написал одну малозаметную статью[4], где расставил все точки над i. Он заметил, что все экономисты, рассматривая взаимодействие покупателей и продавцов, не учитывали издержки самой сделки - расходы, которые несут стороны сделки и которые не заложены в стоимость товара. Это и очевидные расходы, например, транспортные или телекоммуникационные и явные расходы, например, расходы на поиск второй стороны по сделке и не явные, например, расходы на обслуживание рисков сделки. Когда мы покупаем молоко в супермаркете мы сталкиваемся со всеми подобными расходами: Мы тратим время и деньги на поход в супермаркет. Поэтому мы готовы ехать в пригородный супермаркет только, если там товары дешевле. Мы тратим время и, соответственно, деньги, на выбор молока на полке. Мы до того потратили время и деньги на нашу проинформированность или иллюзию проинформированности о вкусе и качестве молока разных производителей. Мы, в итоге, закладываемся на риск возврата или порчи молока или его упаковки. Например, мы неохотно покупаем молоко в подушках, так как они могут лопнуть или порваться. Также, более высокая цена суперпастеризованного молока нам кажется приемлемой потому, что меньше вероятность того, что мы домой принесем простоквашу.

Поэтому, людям выгодно объединяться в фирму лишь потому, что они, будучи представленными набором независимых друг от друга исполнителей, будут расходовать слишком много на издержки, связанные со сделками или, как говорят экономисты, на транзакционные издержки. Дешевле поручить распределение ресурсов и координацию передачи результатов труда друг другу не ценовому (рыночному) механизму с его транзакционными издержками, а административному механизму с прямым вмешательством некоего управленца в процесс. Таким образом можно определить и максимальный размер фирмы. Фирма будет разрастаться до тех пор, пока внутренние административные транзакционные издержки не станут дороже издержек, по получению того или иного товара или услуг на свободном рынке. Получается, что с удешевлением рыночных транзакционных издержек, крупные фирмы должны либо переходить на систему внутренних контрактов, либо заказывать все возможные сервисы или услуги на рынке, либо исчезать

В настоящее время во всем мире как раз и идет процесс удешевления транзакционных издержек. Связано это, в первую очередь, с развитием информационных технологий. Людям не нужно видеться лично, чтобы завершать сделку или оказывать друг другу услуги. Людям нужно кардинально меньше средств и времени для быстрой и четкой коммуникации. Люди меньше рискуют, вступая в сделку, так как информационная прозрачность позволяет лучше работать репутационным факторам[5]. И что мы видим? Крупные компании преобразовываются в холдинги, а в мире все более модным подходом является аутсорсинг - заказ, казалось бы, внутренних услуг у внешних подрядчиков. Бухгалтера, юристы, кадровики, системные администраторы, транспортники, уборщики офисов и т.п. - практически все можно заказать на стороне. Существуют уже даже "безпроизводственные" компании, которые занимаются только разработкой новых продуктов и размещают заказы на свободном рынке у компаний, занятых исключительно производством.

Точно также у семьи есть экономически рациональное обоснование. Участникам семьи дешевле, с транзакционной точки зрения, связать себя неконтрактными, административными узами, чем закупать предоставляемые друг другу услуги на свободном рынке. Хотя прогресс и тут подрывает основы традиционного брака. Теперь намного легче найти людей, проверить их репутацию, договориться о встрече, заключить и сопровождать сами сделки, которые заменят взаимодействия супруга или супругу. Вполне успешным может быть какой-нибудь интернет-проект, в котором закрытое, но большое сообщество мужчин и женщин, основываясь на репутационных оценках предыдущих заказчиков, будет подбирать себе исполнителей тех или иных задач, которые до сих пор считались чисто семейными обязанностями. Особенно хорошо может выйти, если поиск поставщиков и заказчиков будет осуществляться при помощи решения задачи о подборе пар[6]. На самом деле, зачем постоянная жена моряку или постоянный муж вечно занятой и пропадающей в командировках бизнес-леди? Самое интересное, что в таких временных, но вполне серьезных отношениях отсутствуют специфические риски приобретения, связанные с оценкой себя в свете приобретения и с оценкой окружающими самого приобретения. Например, когда люди покупают автомобиль, они покупают не только средство передвижения, но и оценку и позиционирование в обществе себя на, казалось бы, очень длительный период. Несмотря на то, что в среднем машиной пользуются не более пяти лет, людям небезразлично, что это за машина, какой фирмы, как она выглядит снаружи – как будто они могут видеть эту машину, пока они за рулем. Но, когда нужно взять машину напрокат, чтобы покататься неделю по туристическим достопримечательностям, то большинство людей руководствуются, в первую очередь, ценой. Хотя, если бы действительно имело значение какая именно машина окружает ее водителя, люди были бы более склонны баловать себя изысканными произведениями автопрома именно в условиях проката, когда покупать это все не нужно, а покататься можно. Так люди с готовностью платят за изысканные блюда и напитки в ресторане, но не готовы готовить тоже самое дома.

Но в этой фантастической иллюстрации "брака на прокат", можно наблюдать отсутствие еще одного типа транзакционных издержек - издержек выхода из сделки. Это специфические издержки, которые как правило не учитываются лицами, принимающими решение о сделке, но которые, автоматически повышают ее стоимость до неприемлемо высокого уровня. Например, фирма, которая пользуется услугами штатного бухгалтера, получает в его лице монопольного провайдера бухгалтерских услуг и явно или неявно платит больше, чем платила бы за его услуги на конкурентном рынке, то есть закупая бухгалтерские услуги у какой-либо бухгалтерской фирмы.

Монополизм штатного бухгалтера проявляется и в его оппортунизме – он делает работу как удобнее ему, а не как выгоднее фирме и в скорости исполнения работ – он может работать медленнее, так как не боится конкурентов и в самой постановке дела, когда компания начинает работать на бухгалтерию, а не бухгалтерия на компанию. И, несмотря на то, что гонорар внешнего бухгалтера бывает иногда выше, чем зарплата штатного, фирма несет большие как явные, так и косвенные расходы на обслуживание штатной бухгалтерии. И выходит, что единственное, что останавливает штатного бухгалтера от понижения качества работы и объемов выработки, это постоянная угроза его замены на внешнего бухгалтера. Но сама замена также стоит денег и времени – это и полный набор транзакционных издержек по заключению и поддержанию контракта с внешним поставщиком, и издержки, связанные с реорганизацией процессов и документооборота в самой фирме так, чтобы адаптировать их к внешней, а не внутренней бухгалтерии, и выплата увольнительных штатному бухгалтеру, и неприятная беседа об увольнении, и т.п. От смены штатного бухгалтера на нештатного предпринимателя удерживают издержки выхода из сделки со штатным бухгалтером. И "уровень наглости" штатного бухгалтера возрастает еще выше. В крупных и коррумпированных, или, наоборот, заорганизованных, ввиду специфики бизнеса или законодательства, структурах бухгалтер часто является либо частью нелегальных бизнес-схем, либо носителем уникальных знаний, что повышает стоимость его увольнения. В таких условиях бухгалтер начинает диктовать фирме как ей нужно работать, и фирма теряет рыночную эффективность.

В отношениях между мужчиной и женщиной транзакционные издержки выхода также имеют место. Любой процесс развода супругов - дорогостоящее как для кошелька, так и для здоровья занятие и решение о разводе это, скорее, инвестиционная задача, чем эмоциональная. Любая инвестиция должна приносить ожидаемый доход, как минимум, больший, чем банковский депозит, при сравнимых рисках. Если риски возрастают, то и ожидаемый доход должен быть больше. Ожидаемый доход от разрыва заключается в замене монополиста на рыночного провайдера, что должно приводить к удешевлению стоимости поставок "супружеских" услуг. А если закупка услуг на рынке выходит дороже внутренних поставок, то о разрыве речь не зайдет. То есть, разрыв или нахождение еще одного провайдера аутсорсинговых услуг становится рациональным для одного из супругов, если ожидаемый доход от развода или привлечения нового провайдера будет приносить больше денег, чем ожидаемый рентный доход от депозита, равного по сумме стоимости развода или равного косвенным издержкам риска развода возможного при обнаружении второго провайдера одним из супругов. Разумом трудно оценить все эти факторы и перевести в стоимостные эквиваленты. Для этого в голове у каждого из нас есть свой собственный компьютер. Но этот компьютер часто ошибается и люди продолжают совсем не обосновано терпеть опостылевшие отношения, ценя то хорошее, что было в прошлом, что является еще одной проблемой, но на этот раз чисто когнитивной, но все же, имеющей отношение к экономике.

Эта проблема называется эффектом влипания. Она заключается в том, что человеческий мозг не способен сделать правильный выбор в условиях, когда уже затрачены определенные ресурсы. Людям не нравится понимать, что какие-то силы и средства были потрачены зря, и они готовы завершить работу во чтобы то ни стало, даже если это уже не рационально. Неспособность мозга принимать решения, которые ему не нравятся, приводит к казусам с явными экономическими последствиями[7]. Молодой человек выигрывает в лотерее бесплатный билет на футбольный матч любимой команды. Он не хочет идти на этот матч в одиночестве и уговаривает друга приобрести аналогичный билет. Когда они уже собираются отправиться на стадион, разражается ужасная гроза. Победитель лотереи выглядывает из окна и говорит: «В такую погоду меня может просто смыть с трибуны. К черту этот матч. Лучше останемся дома». А может быть, он говорит (особенно если имеет экономическое образование): «Издержки, которые я понесу в результате грозы, значительно превышают ожидаемое мною наслаждение от матча. К черту этот матч. Лучше останемся дома». Как бы там ни было, победитель лотереи отказывается от полученного приза. Но что же его друг? Да он просто в ярости! Он требует немедленно отправиться на матч: «Я не хочу терять 100 гривен, которые заплатил за билет». С точки зрения рационального экономического поведения, друг ведет себя несколько странно. Ведь если издержки посещения матча превышают его выгоды, то в его интересах было бы воздержаться от посещения события. Но с точки зрения самого друга, он крупно влип, уплатив 100 гривен.

Примеры издержек влипания встречаются в огромном количестве в различных областях. Допустим, история с советским БАМом. Уже через несколько лет после начала строительства БАМа оказалось, что его было выгодней немедленно ликвидировать, нежели продолжать. Тем не менее, строительство не остановили, хоть и не завершили полностью по сей день. Подобная история случилась с корпорацией Boeing, которая, проиграв тендер по поставкам министерству обороны США истребителей по программе JSF, все-таки достроила свой прототип Х-32В. И это несмотря на то, что конкурирующий Х-35 компании Lockheed Martin был лучше по целому ряду параметров. После Boeing описала свои, уже ненужные расходы как «стратегическую инвестицию».

В 1879 году в Париже под председательством руководителя постройки Суэцкого канала Фердинанда Лессепса была создана «Всеобщая компания межокеанского канала», акции которой приобрело более 800 тыс. человек. Компания выкупила у инженера Уайза за 10 млн. франков концессию на постройку Панамского канала, полученную им у правительства Колумбии в 1878 году. Международный конгресс, созванный перед формированием компании Панамского канала, высказался за канал на уровне моря; стоимость работ оценивалась в 658 млн. франков, а предполагаемый объём земляных работ составлял 157 млн. куб.ярдов. В 1887 году, чтобы сократить объём работ, пришлось отказаться от идеи бесшлюзового канала: средства компании (1,5 млрд. фран-ков) были растрачены главным образом на подкуп газет и членов парламента; лишь треть была израсходована на проведение работ. В результате 14 декабря 1888 года компания прекратила платежи и вскоре работы были остановлены. К 1888 году на строительство канала было истрачено 300 млн. долларов (почти в 2 раза больше, чем предполагалось), а выполнена была только треть работ. Причиной стал и неправильный проект (Фердинанд Лессепс настоял на том, чтобы канал был прорыт на уровне моря), и низкое качество организации работ, и недооценка его стоимости, а также невозможность справиться с болезнями — малярией и жёлтой лихорадкой, — косившими работников. Есть сведения, что из-за отсутствия противоэпидемических мероприятий погибли, по меньшей мере, 20 тыс. человек. Стройка приобрела дурную славу, в газетах того времени писали, что некоторые группы рабочих привозили с собой из Франции собствен-ные гробы. В 1889 году компанию решено было распустить, и вокруг её деятельности возник знаменитый скандал во Фран-ции в 1892—1893 годах. Дело передано было в суд.

Только в 1904 году к сооружению канала снова приступило военное министерство США. Главным инженером канала стал Джон Фрэнк Стивенс. На этот раз был выбран правильный проект: шлюзы и озера. На строительство потребовалось 10 лет, $400 млн. и 70 тыс. рабочих, из которых, по американским данным, около 5600 человек погибло.

Однако еще в 1877 году были начаты научные исследования Дариенского и Панамского перешейков, результатами которых стали проекты, предлагавшие провести канал через озеро Никарагуа. Хотя перешеек Никарагуанского канала гораздо шире, чем Панамский, на нём совсем нет крутых гор и, кроме того, здесь можно воспользоваться большим озером и судоходными реками. Несмотря на то, что Панамский канал имеет длину всего 65,2 км (по суше), а Никарагуанский канал в 4 раза его длиннее, последний в ценах того времени стоил бы в 4 раза дешевле, чем цена завершения Панамского канала. Прорывать его пришлось бы всего на длине 45 км, а вынутые материалы могли бы идти на постройку плотин и гигантских запруд. Однако в 1904 году никто и не мог представить себе, что «закопанные в землю» 300 млн. долларов и 20 тыс. человек нужно просто «выбросить» и начать строить новый канал в другом месте. Компании Никарагуанского канала так и не удалось собрать весь необходимый для постройки канала капитал в 100 млн. долларов или убедить правительство Соединенных Штатов взять его постройку в свои руки.

Множество плохих фильмов оказывается просмотренным до конца только из-за того, что человек, осознавший, насколько плох фильм, оказывается под воздействием нескольких потраченных минут и денег. Эти минуты и деньги и заставляют его дожидаться конца ленты, надеясь, что он будет лучше начала. Многие военные конфликты продолжаются лишь из-за того, что одна из сторон не хочет идти на переговоры и требует продолжения боевых действий вплоть до полной победы. Необходимость полной победы объясняется тем, что ради нее уже принесено слишком много жертв. Любопытная логика.

Эффект влипания на сексуальном рынке не просто частое явление, а вообще - руководство к действию. Как часто можно услышать от девушки нечто вроде "Я слишком долго встречаюсь с этим парнем, чтобы не выйти за него замуж". Точно также традиции громких и расточительных церемоний бракосочетания нацелены на то, чтобы супруги ценили свой брак. При этом, никто не включает мозг и не понимает, что прошлое не имеет никакого отношения к будущему. Принципиально нельзя любыми действиями или решениями в настоящем вернуть, отменить или переиграть то, что уже произошло. Эффект влипания заставляет миллионы мужчин соглашаться на продолжения отношения с женщиной лишь потому, что им жалко тех денег, которые они потратили на подарки и развлечения для них. Точно также эффект влипания заставляет миллионы женщин продолжать отношения с мужчиной, ведь они уже потратили на него "лучшие годы своей жизни". Но, на самом деле, разум нам дан для того, чтобы мы могли иметь способность принимать даже те правильные решения, которые нам не нравятся.

Эффекту влипания также очень помогает машина обеспечения счастья, сидящая в головах у людей. Люди продолжают убеждать сами себя в ценности отношений, рассказывая себе, что "живут ради детей". Но логично ли это? Машина обеспечения счастья очень мешает женщинам правильно оценить мужчину, который находится рядом с ними. Ведь женщины, в отличие от мужчин, не способны родить сотню тысяч детей за свою жизнь и их фертильность в современных условиях ограничивается 1-3 детьми. В такой ситуации женщина просто должна быть уверенна, что ее избранник - самый лучший мужчина на Земле. И выходит, что женщина любит мужчину автоматически лишь потому, что если она не будет считать его самым лучшим, то это сделает женщину предельно несчастной и не самореализовавшейся. Часто от женщин можно слышать такое про своего мужа: "Я посмотрела на своих подруг, ведь мой же не хуже других". Что это как не самоубеждение?

Люди ценят брак и постоянные отношения как источник стабильности. Но не является ли стабильность мнимой, если человек перестает быть хозяином своей судьбы и вверяет ее другому человеку? Жизнь динамична и единственно, что в ней постоянно это перемены. Нельзя устоять на велосипеде, не крутя педали. Стабильность – в движении. Покой это – смерть. Парадокс в том, что в стремлении к стабильности люди только усугубляют проблемы, которые у них существуют. А, на самом деле, нужно всего лишь, отпустить поводок. Заповедники и национальные парки выгорают до тла от лесных пожаров лишь потому, что лесники усердно с пожарами борются. Борьба с возгораниями приводит к тому, что в лесу накапливается валежник, который, в отсутствие борьбы с пожарами, благополучно сгорал бы в легком низовом пожаре, который не захватывает стволы и кроны деревьев. А когда лесники не дают распространяться даже небольшим пожарам, тысячи тон сухого топлива, накопившись под пологом леса, просто ждут подходящего случая, чтобы прокормить всепоглощающее пламя верхового, самого страшного лесного пожара, сжигающего все живое и оставляющего за собой выжженную пустыню. И кто знает, может именно библейские заповеди "не убей", "не укради" являются главными провокаторами всех войн?

По сути

• Люди вступают в брак для уменьшения транзакционных издержек, однако они не всегда учитывают издержки выхода из сделки, так как под воздействием эмоций не видят причин для прекращения этой сделки. Издержки выходна надо учитывать до того, как пришла любовь.

• Мы подвержены «эффекту влипания». Мы не готовы потерять нечто, приобретение чего нам стоило сил и средств, даже если это нечто не приносит нам никакой пользы или даже вредит.

• Громкая и пышная свадьба - скорее источник проблем, а не средство стабилизации брака.

• Супруги часто выступают в роли монополиста по отношению друг к другу. Секрет гармоничных отношений в отказе от монополии и поддержки себя постоянно в конкурентоспособном состоянии, как будто издержек выхода не существует.

• Стабильность – в движении. Не стоит бояться перемен. Нужно жить ими.

Коты в мешках

Гораздо легче обманывать других, чем не обманывать себя самого.

Марсель Жуандо

Представим себе, что на базаре стоят люди с котами в мешках. У одного красивый цветастый мешок, на котором красуется надпись «элитный персидский кот», у другого — простой брезентовый мешок с надписью «кот-мышелов», у третьего — «кот обычный, недорого», у четвёртого на мешке наклеена фотография пушистой няшки и т.д. Проверить содержимое мешка невозможно. У всех разная цена. Какой мешок выбрать? Именно в таком состоянии находятся потребители, покупая что-то у того или иного продавца.

Конечно, потребители будут думать, что рассуждают логично, делая свой выбор:

  • >Кто-то подумает, что в дорогом шёлковом мешке с головокружительным ценником уж точно будет годный кот. А если там будут кирпичи, значит, это престижные коты теперь так выглядят.
  • Кто-то выберет мешок с ручкой: раз он все равно не знает, каков кот, то хотя бы сделает для себя удобнее переноску мешка.
  • Кто-то выберет мешок попрочнее, считая, что кот, находящийся внутри, так не сможет поцарапать хозяина.
  • Кто-то пошёл на рынок с определённой целью и купит мешок с надписью «кот-мышелов», полагая, что в мешке, вероятнее всего, находится кот, умеющий ловить мышей.
  • Кто-то попросит всех продавцов взвесить мешки и выберет самый тяжёлый. Ну или самый лёгкий, уж кто его знает?

Но большинство людей поступят, как они полагают, вполне прагматично. Они выберут самый дешёвый мешок с котом, раз все равно не известно, есть ли там животное.

Остальные продавцы, видя, как расходятся дешёвые коты в мешках, начнут снижать цену на свои предложения. В этой ситуации наибольшую прибыль и, соответственно, наилучшее предложение и наивысшие объёмы продаж будут обеспечены тем, у кого и кота в мешке-то нет. Такой продавец может снижать цену до упора, выдавливая с рынка всех остальных, которым просто не выгодно продавать своих котов на таких условиях. Те, кто останутся на рынке, также будут продавать кирпичи, но не котов.

Можно подумать, что такая ситуация на настоящем рынке невозможна. Всегда-де можно потребовать кота к предъявлению. На самом деле, существует очень много рынков, где кота можно увидеть, только сперва заплатив. Например, вы никогда не узнаете, как именно пострижет вас парикмахер до того, как он это сделает. Или никогда не поймете качество услуг врача до их оказания. Вы не сможете оценить работу аудиторской компании. Вы ничего не узнаете о своем сексуальном партнере до того, как он стал таковым.

Такое положение дел обычно для рынков с ассиметричной информацией: продавец знает о своем товаре лучше покупателя[8]. Оказалось, что на таких рынках средняя цена товара имеет тенденцию снижаться, даже для товаров с идеальным качеством. Преследуя свои цели, нечестные продавцы могут предложить менее качественный (и более дешевый) товар, в результате чего реальные продавцы терпят убытки, а потребители отказываются от покупки и с недоверием относятся даже к качественному товару.

Кроме регуляторов, которые представлены органами лицензирования и контроля, функции снижения отрицательных эффектов асимметричности играют репутационные факторы, такие как брендирование или приверженность потребителей. Однако, на сексуальном рынке, по понятным причинам, репутационные факторы не играют роли. Рынок, на котором не работают регуляторы и отсутствуют бренды, просто обязан выродиться. Никто не должен инвестировать в "кота", если нужно инвестировать в "мешок". Мир полон пустых барышень и парней, умеющих лишь производить хорошее впечатление, но быть, например, отвратительными любовниками. Большинство претендентов в сексуальные партнеры сосредоточены лишь на средствах охмурения и соблазнения, даже не задумываясь о том, как жить со своим партнером дальше.

Это - классический подход к продаже товаров на рынках с асимметричной информацией, который подразумевает, как и на рынке котов в мешках, что выиграет тот, кто создаст впечатление дорогого кота в мешке, а на самом деле положит в мешок кирпичи. Именно отсюда растут корни необходимости наличия "загадки" у женщины, которая себя продает на сексуальном рынке. Чем меньше знает покупатель, тем больше прибыль продавца на рынке с асимметричной информацией. Фактически, информация — это то, что продается и покупается на таком рынке.

Предположим, кирпичи всегда можно вернуть назад, но и тут встаёт вопрос транзакционных издержек. Часто этим пользуются загородные гипермаркеты, продавая бросовый хлам по такой цене, чтобы покупателю просто не захотелось ездить туда ещё раз, чтобы вернуть товар. А ещё можно устроить сложности с его возвращением, например, в виде очереди из таких же возмущенных потребителей. Так поступает один киевский оператор кабельного телевидения, стремясь сократить отток клиентов не за счет улучшения сервиса, а за счет выстраивания административных препятствий при расторжении контракта.

На сексуальном рынке существует неравноправие участников сделки. При явной взаимной асимметричности информации, цена ошибки для женщины значительно выше, что означает более высокие транзакционные издержки сделки - любые риски учитываются как издержки. Ведь, на самом деле, у мужчины меньше, чем у женщины шансов, в случае неудачного выбора, остаться с грудным ребенком на руках без возможности хорошо зарабатывать. Мы по-разному оцениваем нашу склонность к риску при разных ставках: вероятность выиграть или проиграть 100 долларов не сравнима с вероятностью разбогатеть в два раза или проиграть всё, что есть.

Также человек оценивает вероятность проигрыша как более значимую, при принятии решения, чем вероятность выигрыша. Люди более несчастливы от проигрыша 100 долларов, чем счастливы от выигрыша такой же суммы.

Женщины, ввиду специфических эволюционно-биологических гендерных ролей субъективно менее склонны к риску по сравнению с мужчинами. С точки зрения экономики и мужчины и женщины находятся на одной и той же оптимальной кривой соотношения риска к доходности. Просто больший, чем у женщин, биологический риск мужчин компенсируется большими возможностями, в случае удачи, передать свои гены.

И, наконец, издержки "выхода из сделки" у мужчин также намного меньше, чем у женщин. Он меньше теряет свою стоимость на сексуальном рынке за время брака, экономически отделывается лишь алиментами, но, при этом, продолжает быть более, чем женщина, эффективными на рыке труда, так как не отягощен персональным участием в уходе за ребенком.

И, в такой ситуации, правильной стратегией женщины является создание высоких транзакционных издержек сделки для мужчины. Стимулирование высокой стоимости ухаживания и последующий брак "по залету" - типичные средства "удержания" партнера в условиях, когда женщина ничего, кроме самоходной системы обслуживания органов репродуктивной системы, не представляет. Главное при таком подходе — создать впечатление выгодной сделки, увеличив асимметричность информации со своей стороны и, соответственно поднять риски сделки у партнера, уравняв, таким образом, позиции участников сделки.

Кирпичи на сексуальном рынке в мешок кладут редко. Хотя мне известны случаи, когда мужчина отказывался по высоким моральным принципам вступать в секс до брака, а женившись, признавался в своей импотенции. Также полно историй, происходящих с туристами в Таиланде, когда "сняв" девочку они получали в постели красивого мальчика с силиконовой грудью. Но все равно, что на сексуальном, что на любом другом асимметричном рынке, при помощи рекламы и пропаганды у покупателя создают впечатление, что он покупает нечто большее, чем продаётся на самом деле. Дезодорант якобы делает человека неотразимым, сигареты — крутым, а ноутбук — влиятельным и богатым. При этом в любом случае продаётся нечто, что лишь минимально соответствует заявленным характеристикам, чтобы не провоцировать возврат товара. Зачастую продаётся что-то вообще не соответствующее ожиданиям клиента. Товар лишь создаёт у покупателя впечатление о наличии того, что он приобрел. Простейший пример — сосиски и колбасы практически без мяса, «молочные» продукты из пальмового масла, страховой полис, по которому никто не собирается выплачивать деньги или сексуальный партнер с уровнем культуры явно меньшим или большим, чем казалось раньше.

Упаковка оказывается важнее содержимого, а деньги, потраченные на маркетинговое продвижение товара, всегда можно забирать из стоимости этого самого товара. И тогда мы получаем пустую оболочку из хорошей фигуры и одежды, макияжа и украшений. А обладатели реально ценного товара уходят с рынка, опустив руки и понурив голову.

Существует также явление, очень характерное для рынков с асимметричной информацией, — антиселекция. Пример антиселекции — выбор банком стратегии выдачи кредитов. Чем выше процент займа, тем больше шансов, что его возьмет человек, который и не думает возвращать деньги кредитору. Банкиры, чтобы нивелировать риск невозврата, снова повышают ставки, но это приводит к ещё большим безнадежным задолженностям. В данном случае именно банкиры являются «покупателями», ведь это они платят заёмщикам деньги (в надежде на получение продукта — дохода от кредита).

Подобная антиселекция существует на всех асимметричных рынках, в том числе и на сексуальном. Чем "выше" планка, которую выставляет "покупатель", перебирая потенциальных партнеров, тем вероятнее, что его обманут. Но очередной обман заставляет поднимать планку еще выше и, таким образом, еще больше провоцировать обман. Женщины, которые поднимают "планку" и думают о "дам" или "не дам" сосредотачиваются не на том, что реально важно. Если стоит вопрос "дать" или "не дать", то для женщины этот мужчина уже приемлем в постели. Якобы женщина боится, что "ему только этого и нужно". Так если боишься, то проверь. Просто нужно оставаться хозяйкой себе самой. Переспать для своего удовольствия, а не "дать" и не требовать внимания от мужчины. Если ему было нужно именно "это" - женщина сэкономила кучу времени, приобрела опыт и, если все хорошо, оргазм. Если ему нужно что-то еще, то он сам захочет продолжения отношений. Но поднятая "планка" пародоксально фильтрует всех мужчин, кроме тех, которым "только это и надо" и женщина, испытав очередное, не совсем обоснованное, разочарование, снова поднимает "планку" еще выше, оставляя, таким образом доступ к своему телу лишь отпетым сексуальным мошенникам.

Может показаться, что женщина с "низкой" "планкой" предстает в глазах окружающих, как "не серьезная" или как "женщина легкого поведения". Но, во-первых, планка не должна быть слишком низка. Это естественно для женщины выстраивать препятствия к доступу к своему телу точно также как банку все-таки стоит присматриваться к потенциальным заемщикам и планировать брать процент за выданный кредит. Во-вторых, не стоит забывать, что мы живем в анонимном обществе и лучше всего для женщины, чтобы о ее мужчинах не знал вообще никто до тех пор, пока отношения с одним из них не станут называться “серьезными”. В-третьих, "легкое" поведение очень хорошо отсеивает потенциальных ревнивцев, консерваторов и домостроевцев, что не так уж и плохо для современной женщины. В-четвертых, оценка окружающих зависит, в первую очередь от самооценки: или это свободная, раскрепощенная женщина, делающая то, что она хочет и с кем хочет, или это отчаявшаяся девица, ложащаяся под кого попало. Это вопрос воли и выбора. Если выбирают тебя, то ты - шлюха. Если выбираешь ты, то ты - хозяйка положения.

Если нельзя открыть мешок до покупки, продавцы часто предлагают попробовать товар бесплатно перед употреблением. Так поступают производители программного обеспечения, предлагая "тестовый период". С появлением контрацептивов и ДНК-тестов, эту же методику можно использовать и на сексуальном рынке. Достаточно осознать, что секс с партнером ничего не значит и не должен приводить обязательно к какому-то прогрессу в отношениях. "Предназначенность" секса целям продолжения рода - религиозный миф, табу, порабощающее людей. Если бы секс у людей существовал только для продолжения рода, то самки человеков отказывались бы от секса в любое время, кроме овуляции. Человечество никогда не использовало секс именно как инструмент продолжения рода. Наоборот, род продолжался потому, что у людей существуют иные причины для занятий сексом. Не секс покупается на рынке, но партнер целиком. С его способностями, уникальностью, культурой, привычками, образом мыслей и способом действий. Отягощенное сексуальными табу и моральными устоями общество традиционно воспринимает секс как материализацию ритуала обручения или даже свадьбы.

Секс необходим людям в качестве "социального клея", сближающего людей и декларирующего более тесные, чем с другими людьми, взаимоотношения. Но, чтобы узнать партнера, одного секса мало. Партнера нужно "попробовать" и в радости, и в горе. Человеческие качества очень хорошо проявляются при испытаниях. Насколько он заботлив или эгоистичен. Силен духом или слаб, смел или труслив. В кинофильме "Вертикаль", в песне В.Высоцкого поется:

Если друг оказался вдруг

И не друг, и не враг, а так,

Если сразу не разберешь,

Плох он или хорош,-

Парня в горы тяни, рискни,

Не бросай одного его,

Пусть он в связке в одной с тобой -

Там поймешь, кто такой.

Да, горы - хорошее испытание. В горах моментально видно, чего стоит человек. Но горы - не для всех. Их можно заменить любым другим активным времяпровождением. Поездка "дикарем" за границу, неделя в палатке на берегу реки, совместная работа в волонтерских проектах, дальний велопоход - есть много способов "пощупать" человека перед тем как окончательно выбрать его. Конечно это не должно быть "испытание подарками". Так можно узнать лишь о жадности и достатке партнера. И это не обязательно должно быть связано с активными физическими нагрузками. Нужно просто найти простые способы оценить человеческие качества партнера, такие как взаимовыручка, забота, целеустремленность, не боязнь трудностей, взаимная поддержка, честность, отношение к людям, способность быть другом и т.п. И вот тогда, когда мы приоткроем мешок, мы сможем принять во внимание все факторы, необходимые нам для оценки качества партнера. Принять во внимание мы сможем, но сможем ли правильно взвесить? Когда мы хотим с закрытыми глазами дотронуться пальцем до кончика носа, мы не пытаемся, на самом деле, координировать сознательно движения руки, рассчитывать углы изгиба суставов, поддерживать актуальность внутренней "карты" тела с координатами носа в ней. Мы просто спрашиваем наш внутренний компьютер: "где нос" и просим предоставить ответ в виде механического движения.

Так что взвешивание всех факторов, определяющих качество партнера - не наша забота. У нас в голове есть превосходный вычислительный комплекс, специально приспособленный для решения таких вот оптимизационных экономико-математических задач. Итогом вычислений будет простой ответ "остановиться на этом или искать дальше", то есть, есть ли шансы найти лучшее и если есть, настолько ли они велики, чтобы отбросить уже имеющегося кандидата. Просто этому комплексу нужно задавать правильные вопросы. Если задавать вопрос вроде "хороший ли это парень", то следующий из вычислительного комплекса ответ "да" моментально запускает нейромедиаторную реакцию стимулирования сближения, именуемую словом "любовь". Стоит, поэтому, задавать вопросы более стратегические: "похожа ли она на мать моих детей" или "как он будет любить нашу будущую дочь". ЭВМ внутри нас даст ответ, более близкий к правильному, чем наше сознание. Но сознание может правильно спросить. А это чаще важнее способности ответить.

По сути

• Кота в мешке стоит рассмотреть перед покупкой.

• Сильное задирание планки приводит к антиселекции.

• На рынках с асимметричной информацией часто используется «тест-драйв» или «пробная закупка». Не стесняйтесь узнать о партнере как можно больше до того, как связать себя с ним узами брака.

Эффект безбилетника

— Василий Иванович, а чего ты та-кой нарядный?

— Да вот, на Анке женюсь!

— Тю, так она же со всей Кубанью переспала!

— Знаешь, смотрел я на глобус…. Что там той Кубани?

Экономическая теория выделяет такой специфический товар как общественное благо. Это такой товар или услуга, которым все могут беспрепятственно пользоваться, не мешая друг другу и невозможно учесть степень использования блага конкретным человеком. То есть, экономический термин "общественное благо" это не философский термин "благо для общества". Это просто некая ценность, пользование которой имеет определенные специфические черты, описанные выше.

Примерами общественных благ могут быть дороги, маяки, парки, чистый лифт в подъезде и т.п. Экономическая теория и теория групповых действий гласят, что экономические агенты (люди, то есть) будут избегать своего участия в создании общественных благ. Экономически целесообразно не платить вскладчину за строительство дороги к дачному кооперативу. Заплатит кто-то конкретно за нее или нет – дорога будет построена на деньги остальных. Экономически нецелесообразно делать прививки своему ребенку, так как если будут привиты все, то ребенку якобы просто не от кого заразиться этой самой болезнью. Людей, уклоняющихся от создания общественных благ, называют «безбилетниками», а сам эффект, при котором общество оказывается неспособным к созданию общественных благ, так как «все у нас такие умные» – эффектом безбилетника.

Свободное и добровольное участие в создании общественного блага возможно лишь небольшой группой, в которой все друг друга знают и в которой работают репутационные отношения. Группа туристов в походе часто даже не заморачивается о том «кто пойдет за водой». Просто кто-то берет ведро и приносит воду. Безбилетники в таких группах просто выдавливаются из коллектива. В крупных анонимных сообществах, в которых существует большинство людей, создание общественных благ возможно только при использовании насилия, как пример – сбор налогов, либо при предоставлении избирательных стимулов, как пример – профсоюзы. Забастовка, в которой участвуют поголовно все члены профсоюза, возможна только при условии, когда кроме расходов на участие в забастовке, рабочие получают какие-то приятные вещи, например, профсоюзные детские садики или профсоюзные путевки.

Эффект безбилетника на сексуальном рынке является тем интересным новым для природы человека явлением, с которым человек, как вид живых существ, эволюционировавший в общинах небольшого размера, еще не сталкивался за всю свою эволюцию. В человеческом обществе существует такое общественное благо как целомудрие. При этом не целомудрие отдельно взятой женщины, а внебрачная недоступность всех женщин вообще. Эксплуатация обществом этого общественного блага позволяет создавать условия как для пожизненного брака, так и для более скорой женитьбы, на которую охотнее решатся мужчины в условиях сексуального голода. Результатом этого является стабильность общества и более качественное выращивание следующего поколения - явные эволюционные преимущества. Такое общественное благо создается либо, фактически, картельным, или «профсоюзным» сговором всех женщин общины, либо, в крупных сообществах, путем применения стандартного инструмента, используемого для создания общественных благ - насилия, реализуемого через законодательные или религиозные нормы. В отсутствие насилия, общественное благо перестает создаваться и поддерживаться. Но, кто такие "безбилетники", в таком случае?

При реализации своей сексуальной стратегии, люди, ищущие, в идеале, партнера для стратегической сделки, никогда не прочь получить удовольствие от транзакционных сделок. И мужчины, и женщины хотят секса. Однако, для женщин существуют эволюционные преимущества в солидарной сексуальной сдержанности. Женщина, озабоченная поиском партнера, способного внести достаточные родительские инвестиции в воспитание общих детей, будет заинтересована проявлять целомудренное поведение. Мужчина, оценивающий потенциал инвестирования, инстинктивно прикидывает, насколько высоки шансы того, что он, при появлении общих детей, будет инвестировать именно в своих детей. Самцы, у которых такой «модуль оценки» в их биокомпьютерах отсутствует, просто ушли из естественного отбора. Когда женщины, думая, что мужчинам нравятся недоступные, начинают стереотипно считать, что мужчины - охотники и им нравится бороться за приз, и, поэтому, начинают играть в игру "попробуй догони", то они очень глубоко ошибаются. Мужчинам нравятся недоступные женщины не потому, что им нравится бороться, а, наоборот, потому, что они старательно избегают возможной конкуренции в будущем.

Рассматривая двух невест: целомудренную и развратную, «модуль оценки» в голове мужчины будет голосовать именно за целомудренную. При этом, мужчина будет не прочь заняться сексом с развратной, однако – простите, без обязательств. Интересно, что такая мужская стратегия нашла свой отклик в адаптивном поведении женщины: Женщины инстинктивно, что подтверждено измерением вагинальных реакций, возбуждаются от просмотра порно[9], однако, их искренняя сознательная реакция, в большинстве случаев, парадоксально противоположна – им это не нравится, и они стараются отстраниться от просмотра. То есть, в головах женщин, эволюционно развился «модуль целомудрия», в ответ на развитие у мужчин «модуля оценки».

Однако этот «модуль» не является жесткой прошивкой, такой как безусловная сексуальная реакция на просмотр порно. Внешние обстоятельства «включают» или «выключают» этот модуль. Женщина выбирает, быть ей развратной или целомудренной в зависимости от того, насколько ее внутренний биокомпьютер оценивает шансы на привлечение самца с хорошим инвестиционным потенциалом. И, чем меньше такие шансы, тем вероятнее всего, что «модуль целомудрия» будет отключаться в пользу более уместной для данных обстоятельств сексуальной стратегии – получение качественного генетического материала без возможности получения, одновременно с ним, родительских инвестиций. В репутационно-зависимых человеческих сообществах, будь то древняя община или современная деревня, всегда несколько женщин из группы будут принимать на себя роль «центров разврата», получая от этого важные эволюционные преимущества – большое количество ухаживающих за ними самцов, поощряющих секс с ними, позволяют женщине раздобыть кусок хлеба на пропитание не только себя, но и своих детей и родить этих самых детей от наиболее активного самца, обеспечив, таким образом, успех своих генов в следующем поколении. Общество будет осуждать таких женщин, ведь они, по сути, «халявщицы» и безбилетники. Получая краткосрочную выгоду от предоставления доступного секса, они, таким образом, отвлекаю внимание мужчин и уменьшают рыночную стоимость целомудрия остальных женщин. Мужчины, в свою очередь, никогда не женятся на таких женщинах и, в присутствии окружающих, никогда не будут демонстрировать своей к ним симпатии или, что вообще маловероятно, искренних любовных чувств.

Вместе с тем, если все женщины станут «халявщицами», то их стоимость на рынке предоставления сексуальных услуг, ввиду сильно возросшей конкуренции, резко упадет, что не позволит женщинам, живущим на подношения случайных любовников, зарабатывать достаточно, чтобы прокормить себя и своих детей. Человеческие сообщества, в которых баланс развратных и целомудренны женщин нарушается, должны быть просто стерты эволюцией. Но как такой баланс поддерживается? В биологии это называют «адаптивным поведением», когда избираемая особью персональная стратегия основывается на существующей коньюнктуре. Точно также и у мужчин всегда будет существовать баланс между «семьянинами» и теми, кто не прочь «подложить свои яйца в чужое гнездо» и целенаправленно этим занят. Экономически целесообразно организовать дело так, чтобы твоих детей на ноги ставил кто-то другой и таких детей было бы много. В таких условиях, именно успешные «халявщики» получили бы эволюционные преимущества. Однако успех стратегии «халявщика» зависит от того, сколько «семьянинов» существует для ее реализации. Подобные поведенческие адаптации существуют у многих животных, а у ряда из них, например, у некоторых рыб, вообще заложены генетически. Так, среди родившихся мальков некоторых рыб всегда будет существовать доля самцов, которые будут внешне похожи на самок, мимикрируя под них для того, чтобы коварно, сразу же вслед за нерестящейся самкой, осеменить кладку икры, которую будет потом сторожить самец, организовавший для этого гнездо и охраняющий территорию этого гнезда от хищников и других самцов.

В репутационно зависимом небольшом сообществе, несмотря на наличие 1-2 развратных женщин, к которым и подойти-то стыдно, общая солидарная целомудренность женщин является общественным благом. Находясь в «картельном сговоре» и создавая, таким образом, дефицит секса, целомудренные женщины обеспечивают друг другу повышенный спрос на них со стороны мужчин. Все женщины пользуются этим спросом в своих личных целях, но сам повышенный спрос создается «вскладчину». Для еще большего повышения спроса, женщины могут думать об изгнании своих развратных товарок из общины и ограничивает их в этом только то, что реализация женатыми мужчинами своих избыточных "внесемейных" сексуальных порывов более приемлема с, как будто специально для этого существующей, инвестиционно непривлекательной женщиной, что не ведет к разрыву брака, уходу мужа или его дохода из семьи к другой "целомудренной" конкурентке. Разумеется, что такие "расчеты" никто сознательно не ведет - этим занимается встроенный в каждого человека биокомпьютер.

Любой картельный сговор является общественным благом для его участников, однако, наибольшую выгоду от наличия картельного сговора будет иметь безбилетник – тот, который пользуясь искусственно созданным повышенным спросом, будет продавать свой товар выше оговоренных сговором квот. Другими словами, для каждой женщины будет интересна стратегия поведения, при которой она будет являться или казаться мужчинам чуть более доступной, чем окружающие женщины. К тому же женщина, товарки которой создают корпоративный миф о целомудрии, может невозбранно получать удовольствие от секса, не внося, таким образом, свой жертвенный вклад в общий котел. Поведение «безбилетника» в небольшой репутационно-зависимой группе будет жестко пресекаться остальными членами этой группы.

Но это совсем не работает в больший анонимных сообществах, в которых «эффект безбилетника» успешно процветает. В отсутствие персональной ответственности за собственное антиобщественное поведение, люди с радостью избегают уплаты налогов, очень вяло реагируют на общественные инициативы, не стремятся участвовать даже в поддержании подъезда собственного дома в чистоте. В крупном анонимном сообществе женщине становится выгодно быть доступной на фоне всеобщего целомудрия. Ее никто за это не накажет, внимание мужчин она запросто привлечет и, самое главное, будет получать удовольствие от секса, в отличие от ее воздерживающихся товарок. В таких условиях «картельный сговор» целомудрия распадается и секс для мужчин становится более доступным, в ущерб самим же женщинам, которые, парадоксально, стремясь к личной выгоде, отказываются от целомудрия.

Целомудренная женщина, которая не допускает сексуальных отношений до брака, резко теряет свои конкурентные преимущества на современном сексуальном рынке в анонимизированном сообществе. На нее просто не обращают внимания и на нее не расходуют «инвестиции ухаживания». Также никто не хочет покупать кота в мешке в тех условиях, когда большинство котов можно рассмотреть, открыв мешок перед покупкой. Все происходит точно также как на рынке труда, при отсутствии профсоюзов, заставляющих работодателей держать высокий уровень зарплаты. Работники, преследующие каждый свою личную выгоду, готовы скорее работать за минимально допустимые деньги, чем не работать вообще и, таким образом, понижая цену на свой труд до предела.

Инстинктивный «модуль оценки» внутри мужчин никуда не делся, и они все также, за исключением явного меньшинства осознанных мужчин, учитывающих такие вещи как контрацептивы и доказательное отцовство, продолжают разделять женщин на «целомудренных» и «развратных». Однако, в условиях анонимного сообщества, женщина может быть развратна, в свое удовольствие с одними мужчинами и целомудренна («я не такая»), с целью привлечения инвестиций от достойного мужа. Именно поэтому возникает в современном обществе обидное для «качественных мужей - инвесторов» положение, когда мужчины, которые явно не годятся в мужья ввиду своего явно несдержанного поведения и отсутствия, ценимых женщинами мужских добродетелей, таких как надежность, доброта, любовь к детям, получают намного больше секса и внимания у дам, чем имеется у «примерных семьянинов». Получается, что чем больше женщина воспринимает мужчину как пригодного инвестора, тем скромнее в присутствии него она будет себя вести. Вместе с тем, ей нужно искусно балансировать между рядом противоречий:

С одной стороны, она должна быть достаточно скромна, но с другой привлечь внимание мужчины, так легко отвлекаемое на более откровенные сексуальные стимулы.

С одной стороны, она должна выглядеть достаточно целомудренной, но не переборщить с этим и все-таки, в современных условиях инфляции целомудрия, не отказывать мужчине в сексе после некоторого воздержания и предварительной игры. При этом, кажущейся для мужчины воздержанности женщины и ее «ленивой» заинтересованности именно в этом мужчине будет способствовать отсутствие у нее сексуального голода, удовлетворяемого «на стороне» вместе с ее "легкими увлечениями".

  • С одной стороны ей нужно удовлетворять свое сексуальное желание с мужчинами, которые ей не нужны как мужья, но держать это в тайне, чтобы сохранять правильную репутацию. Это сложно, так как каждый самоходный мешок со спермой будет стремиться изо всех сил "пометить территорию", чтобы сократить количество желающих посягнуть на конкретно этот самоходный контейнер с яйцеклетками.
  • С одной стороны она должна демонстрировать, что пользуется спросом у мужчин и востребована окружающими, которые, что важно, ей также нравятся. И не только демонстрировать, но и верить в это и знать это наверняка - то есть, таки иметь отношения с другими мужчинами. С другой - не давать повода бедняге избраннику думать, что она готова спать с мужчинами просто ради удовольствия и вообще, только вчера была на свидании, но с другим.
  • С одной стороны, перевести отношения в состояние романтических, однако не допускать частых сексуальных контактов, чтобы одновременно и поддерживать, и возбуждать страсть у мужчины, но не дать встроенному в биокомпьютер мужчины «модулю распознавания бесплодности» дать команду на покидание бесперспективной самки.
  • С одной стороны, эксплуатировать стремление мужчины к «транзакционным» сделкам, но с другой рассчитывать на заключение «стратегической».

Последний пункт, является очень важным. Ведь, если мужчину принуждать к браку, используя его «транзакционные» порывы, то потом, когда влюбленность остынет, его практически ничего не будет сдерживать от развода. То есть, для совершения правильной стратегической сделки нужно с одной стороны убрать доступ к телу как фактор, влияющий на принятие мужчиной решения о браке, но с другой не дать биокомпьютеру мужчины решить, что перед ним развратная или, если сексуальные отношения без брака длятся достаточно долго, - бесплодная женщина. Дерзайте, дамы!

По сути

• Целомудренное поведение женщины дает преимущества только при наличии «картельного сговора» всех женщин

• Коллективное целомудрие, вероятно, инстинктивная стратегия, однако она перестает работать в новых для человека условиях. Теперь надо лишь казаться целомудренной для окружающих.

• Женщина скорее будет вести себя скромно с тем, кого она оценила как потенциального мужа, чем с тем, кто наверняка ею как муж не рассматривается.

• Мужчина скорее добьётся интимных отношений с женщиной, если она не будет видеть в нем отца ее детей, а еще лучше, если отношения с этим мужчиной не будут мешать ей в будущем. «Скорее» в современном мире означает на первом свидании, а не на третьем.

• Разрушение картельного сговора целомудрия в современном обществе удешевляет до предела физиологический секс как товар на сексуальном рынке.


[1]Большего запаса яйцеклеток в женском организме не нужно, так как яйцеклетки имеют свой «срок годности» и накапливают дефекты под воздействием факторов окружающей среды, например, фоновой радиации. Так, вероятность наличия у ребенка синдрома Дауна – генетического нарушения, сильно зависит от возраста матери и, согласно исследованиям, возраста бабушки, в котором она родила мать. Мутации и дефекты имеют свойство накапливаться со временем.

[2]Интересно почитать книгу Д.Жукова «Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей», из которой практически процитированы следующие абзацы.

[3]Между тем люди ленивы по своей природе. К такому выводу пришел израильско-американский психолог Дэниел Канеман, получивший за свои исследования Нобелевскую премию по экономике в 2002

[4]Coase, Ronald. The Nature of the Firm // Economica, Vol. 4, No. 16, November 1937 pp. 386-405

[5]Человек инстинктивно ведет себя моральнее», когда за ним наблюдают. Люди меняют свое поведение даже под действием нарисованных глаз и становятся резко «аморальными», будучи уверенными в собственной собственной анонимности. Эксперименты, проведенные японскими психологами, показали, что этот эффект (по крайней мере в некоторых ситуациях) связан не со страхом наказания, а с надеждой на «награду», то есть на улучшение своей репутации. Ryo Oda, Yuki Niwa, Atsushi Honma, Kai Hiraishi. An eye-like painting enhances the expectation of a good reputation // Evolution and Human Behavior. 2011. См. также: Kevin J. Haley, Daniel M. T. Fessler. Nobody’s watching? Subtle cues affect generosity in an anonymous economic game // Evolution and Human Behavior. 2005. V. 26. P. 245–256.

[6]Обсуждалось в статье «Активная жизненная позиция».

[7]Николай Pyдык в своей статье «Экономический эффект влипания» очень хорошо описал этот феномен

[8]Механизм работы такого рынка подробно рассмотрел нобелевский лауреат Джордж Акрелоф. В своей работе «Рынок „лимонов“: неопределенность качества и рыночный механизм» он построил математическую модель рынка с несовершенной информацией.

[9]Women become sexually aroused as quickly as men. Roxanne Khamsi - News Scientist, 02.10.2006

[10]Dunbar, R.I.M. (1993), Coevolution of neocortical size, group size and language in humans, Behavioral and Brain Sciences 16 (4): 681–735.[10],